Депутат Владимир Крицкий о развитии строительства в Екатеринбурге

11 сентября 2018

Председатель комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и землепользованию Екатеринбургской городской Думы Владимир Крицкий в интервью изданию «Деловой квартал» рассказал о развитии сферы строительства в Екатеринбурге.
 
— Владимир Павлович, с 1 июля 2018 года правила игры на строительном рынке поменялись — начался уход от механизма привлечения денег от дольщиков. Вы, как председатель комиссии по городскому хозяйству и как человек, работающий в сфере строительства, уже заметили изменения?
  
— Изменения в закон о долевом строительстве пройдут в несколько этапов. С 1 сентября помимо прочего обязательным стало открытие отдельных расчетных счетов на каждый из объектов строительства. Не «общий котел», а свой счет на каждый дом. Например, если раньше у застройщика был один расчетный счет, а теперь он должен иметь 43. И это может во многом изменить расклад на рынке. Дело в том, что дома находятся в разной стадии готовности. Поэтому где-то счет будет полный — если объект в стадии окончания строительства, а где-то — пустой, так как дом только начинают возводить, и еще мало квартир продано. А есть требования по количеству средств на остатках счета — это гарантия исполнения обязательств застройщика. Надзорные органы будут следить, чтобы целевое поступление средств исполнялось безоговорочно. Я понимаю федеральную власть — для чего это сделано. Определенные девелоперы начали «баловаться» деньгами дольщиков, не доводя до конца строительство домов. Поэтому строители получили такой посыл от государства: раз вы создали эту ситуацию, уважаемые господа застройщики, вот вы ее сами теперь и расхлебывайте. Посмотрим, как все будет работать в реальности, но можно предположить, что рынок ждут структурные изменения. Ничего не рухнет, но количество застройщиков, их мощности сократятся. Мелкие игроки будут примыкать к крупным — им иначе не выжить. 
 
 
— Все мы ждем ноября, когда определят город, который примет всемирную выставку «ЭКСПО-2025». Что ждет уральскую столицу? 
 
—  Мы сжимаем кулачки — дай бог, чтобы Екатеринбург получил это право. Это будет огромный прорыв для города, новые возможности для жителей и самое главное — в экономику мегаполиса вольются очень большие деньги. Вдумайтесь: если «ЭКСПО-2025» будет в Екатеринбурге, в полуторамиллионный город приедет за полгода 36 млн человек. Это какие возможности появятся с точки зрения развития транспортной сферы, общепита, гостиничного сервиса и т.д.! Строители будут востребованы по полной программе — работать придется до 2025 года. 
 
—  А если Генассамблея Международного бюро выставок предпочтет Екатеринбургу другой город?
 
— Будем дальше развивать Екатеринбург, исходя из возможностей бюджета. То, что нужно строить метро, у меня сомнений не вызывает. Я об этом говорил, говорю и буду говорить. Надо не ждать никого, а делать проект метро за счет своих средств. Потом отправлять его на экспертизу, чтобы было подтверждение достоверности и эффективности использования бюджетных средств. Без этого бессмысленно даже гипотетически надеяться на привлечение федеральных денег, никто ни копейки не даст.
 
 
— С транспортной инфраструктурой в городе, на наш взгляд, не все гладко. В последнее время застройщики все чаще возмущаются, что на социалку, в том числе дороги, деньги выделяют неспешно и строят их с сильным отставанием от темпов возведения жилья.
 
— А когда бюджет успевал за жилыми стройками? Все большие проекты начинались с неудобств, когда дома стоят, а школы, дороги, детсады пока в процессе. Так было и в советское время, и в «жирные» 2000-е. Не было проще. Но, тем не менее, город равномерно развивался, поэтапно ситуация с социалкой улучшалась. И сейчас нужно идти таким же путем. Не искать объяснений, не говорить, что денег в бюджете нет, а искать резервы, организационно выстраивать работу так, чтобы объекты строились поэтапно.
 
— Что вы думаете о сохранении памятников архитектуры в городе? И как вы относитесь к инициативам охранять то, что памятником не является? 
 
—Как можно признать памятником общественную баню 1927 года постройки, которую грибок насквозь съел, пытаться внести в реестр памятников телебашню, объект незавершенного строительства?! Вместо того чтобы возмущаться, защитники таких памятников лучше бы вспомнили, в каком состоянии эти самые были памятники лет 15 назад. Я в 2003 году купил квартиру на улице Маршала Жукова. Это центр города с садом Казанцева и прочими памятниками. И ходил с работы домой пешком через пустырь. Там был бомжатник, где вечерами жгли костры и выпивали. Люди боялись туда соваться. А сейчас там все приводят в порядок. Нужно рассуждать с сегодняшней точки зрения, а не с той, что было в Екатеринбурге 200-250 лет назад. И думать о будущем — город все же живой организм, он должен развиваться.
 
 
— Давайте поговорим о сносе недостроенной телебашни. Было много протестов, масса недовольств. Какое Ваше мнение? Нужно было сносить или сохранить? 
 
— Если говорить про телебашню, то я своими глазами видел бетон, из которого она была сделана, после сноса объекта. Вышка держалась на арматуре. Арматура там была супер, как будто вчера изготовленная, а бетон — полное барахло. Вы думаете, почему после сноса башни от нее остался «клык»? Расчеты показывали, что обрушиться должен весь ствол — расчетная масса бетона должна была раздавить то, что расположено ниже, а верх должен был упасть на специально организованную «подушку». В итоге верх упал, но массы бетона не хватило — его прочность оказалась гораздо ниже. Поэтому получился этот «клык». А если бы башня сама упала, без организации «подушки»? Думаете, кто-нибудь из протестуюших общественников за это ответил? Я порой смотрю на них и просто поражаюсь. Всякий человек «понимает» в строительстве, прочности бетона. Думаю, просто не надо обращать на это внимания.
 
— Ваш сын Данил Крицкий тоже работает в сфере строительства. Вы заставляли сына пойти по вашим стопам, или он сам решил создать строительную династию?
 
— Я заставил его пойти учиться на стройфак УрФУ, тут я грешен. Мне хотелось, чтобы сын пошел по этой стезе, хотя он собирался стать спортивным журналистом. Но я убежден: у мужчины должна быть базовая профессия, чтобы он понимал основные принципы и расчетов, и построения общества, и взаимоотношений между людьми. Базовые профессии это как раз и дают. А дальше он мог идти устраиваться, куда душа пожелает. Он ко мне прислушался, поступил, работал с первого курса, начинал бетонщиком, и в итоге курс не сменил. Пусть работает, приобретает навыки. Уверен, у него еще будет много объектов разного назначения.
 
— В целом как Вы оцениваете Екатеринбург с точки зрения качества объектов? Чего городу не хватает?
 
— У Екатеринбурга очень хороший имидж. Это не я придумал. Весной ездил в Узбекистан, там сейчас масса туристов из разных уголков мира. На одной из экскурсий за нами шла группа москвичей, они обсуждали, в какие российские города стоит съездить. И одна дама говорит: «Вы дальше МКАДа куда-нибудь выбирались? Нет? Я вам рекомендую съездить в Екатеринбург». Не в Новосибирск, не в Казань, понимаете? В Екатеринбург. При этом наш город развивается за счет инвесторов, живущих на этой территории, а та же Казань строит все за счет бюджета. Конечно, дай нам столько денег, сколько выделяют столице Татарстана, мы такую конфетку сделаем из Екатеринбурга! Да и без них у нас неплохо получается.
 
По материалам: ekb.dk.ru